Главная - ЭЗОТЕРИКА - ОБСЛЕДОВАНИЕ МЕДИУМОВ

ОБСЛЕДОВАНИЕ МЕДИУМОВ

Преподаватель курса инженерной механики в Королевском Университете (Белфаст, Ирландия), внесший определенный вклад в научное исследование психики в результате проведения весьма противоречивого наблюдения деятельности «кружка Голихеров».

У.Дж. Кроуфорд родился 28 февраля 1881 года в Данидине (Новая Зеландия). Он переехал в Великобританию в 1899 году в возрасте 18 лет, поселившись сначала в Лондоне, а потом в Глазго. В 1903 году он получил степень бакалавра в Университете Глазго и начал преподавание в техническом колледже. В 1907 году Кроуфорд стал лектором в Техническом институте Белфаста, а в 1912 году удостоился приглашения прочитать свой курс в Королевском университете. В 1911 году он стал профессором Университета Глазго.

Неизвестно, каким именно образом Кроуфорд приобщился к исследованиям в области человеческой психики. Возможно, что это был тот самый «Кроуфорд», который присутствовал на сеансе «Евы К.»  в 1914 году. Однако достоверно известно, что в том же году он напросился в одно семейство в Белфасте, которое организовало у себя дома спиритический кружок, где, как говорили, происходили необычные физические явления. Эта семья проводила сеансы, следуя своим собственным религиозным убеждениям, но ничего не имела против того, чтобы Кроуфорд понаблюдал за происходящим. «Кружок Голихера» (так называли себя члены группы) включал в себя главу дома, четырех его дочерей, сына и зятя. Все четыре дочери обладали медиумическими способностями, но наиболее ярко выраженным даром отличалась Кэтлин. В 1914 году ей исполнилось 16 лет.

Эффекты, наблюдавшиеся во время сеансов в доме Голихера, были достаточно заурядны для спиритов. К примеру, стол, установленный в центре круга, поднимался в воздух, а лежавшая под ним дудка начинала летать по комнате. Голихеры вступали в контакт с духами, якобы ответственными за происходившие явления, и те общались с членами кружка посредством стуков по столу и по стенам. Иногда Кэтлин впадала в транс и начинала разговаривать в таком состоянии. Освещение, как правило, было слабым, но достаточным для того, что присутствовавшие могли различать предметы в помещении. По этой причине Кроуфорд и другие наблюдатели считали, что они в состоянии заметить любую попытку мошенничества.

Во время исследований Кроуфорд активно применял свои технические познания. Он ставил стул Кэтлин на весы и следил за изменением веса девушки, когда левитирующий стол находился в воздухе. В результате удалось установить, что вес стула с Кэтлин увеличивался во время левитации. Исследователь использовал специальный прибор, измерявший упругость газов. Это имело своей целью регистрацию «психокинетической силы», которая, по его гипотезе, исходила от тела медиума и заставляла стол подниматься в воздух. Выяснилось, что эта сила действовала по «принципу консоли». Непосредственно у тела медиума она была направлена вниз, исходя из области у коленей Кэтлин, потом меняла направление у пола и как бы «выталкивала» стол вверх.

Одна из женщин, имевшая в Белфасте репутацию человека с очень чувствительной психикой, утверждала, что в состоянии видеть эти «психические стержни» (или «псевдоноги»). Некоторые другие наблюдатели также говорили, что иногда видят их. Эти «психические стержни» формировались быстро и могли иметь самые различные формы и размеры. Поражает схожесть наблюдений, сделанных Кроуфордом на сеансах с Кэтлин Голихер, с данными других исследователей, связанными с Мартой Беро и Руди Шнайдером. Кроуфорд установил систему из пяти фотокамер, с помощью которых регистрировал «психические стержни», весьма сильно напоминавшие эктоплазму Марты Беро. Около 25 фотографий этих образований вошли в книгу Кроуфорда «Психические структуры, наблюдавшиеся на сеансах «кружка Голихера»» (Psychic Structures of the Goligher Circle, 1921).

Хотя сам Кроуфорд так и не занялся практическим спиритизмом, он остался убежденным в том, что психические стержни генерировались какими-то «невидимыми операторами». В этом смысле он отличался от исследователей, изучавших феномены Марты Беро и Руди Шнайдера, пришедших к выводу, что источником эктоплазмы и психокинетических эффектов является сам медиум, без вмешательства бесплотных духов.

Сеансы Кэтлин Голихер посещали и другие наблюдатели (в том числе и президент Общества магов Глазго), и все они пришли к заключению, что нет оснований считать демонстрировавшиеся явления мошенничеством.

В 1915 году физик сэр Уильям Баррет, живший в Глазго, получил от лондонского Общества психических исследований (ОПИ) поручение посмотреть на то, чем занимается Кроуфорд. Вместе со своим другом «доктором У.» Барретт отправился на один из сеансов. Там они услышали стуки, которые раздавались в ответ на задаваемые вопросы. Некоторые стуки были очень громкими, а один из них, раздавшийся непосредственно после того, как «доктор У.» попросил стучать погромче, буквально сотряс всю комнату. Раздавались также звуки, напоминавшие колку поленьев, распилку дров, стук мяча в пол. Дудка летала по комнате, а расхрабрившиеся Барретт и «доктор У.» даже попытались поймать ее. Стол приподнялся почти на полметра и завис в воздухе. Пришедшие, как ни старались, не смогли вернуть его в обычное положение (то есть поставить на пол). Тогда Барретт залез на стол и оставался там, пока стол не сбросил «седока».

Когда Барретт и «доктор У.» пришли на следующий день, им сообщили (с помощью стуков), что никаких аномальных явлений не будет по причине некоторых «физических проблем», связанных с состоянием Кэтлин. И в самом деле, при осмотре девушки «доктором У.» после сеанса выяснилось, что она страдает от чисто женских ежемесячных проблем.

Единственным членом ОПИ, исследовавшим феномен Кэтлин при жизни Кроуфорда (разумеется, помимо последнего), стал Х.У. Каррингтон (тогда он называл себя У.У.Смит). Он принял участие в нескольких сеансах в 1916 году и еше один раз в 1920 году. Позднее он написал, что если поначалу считал все происходящее подлинным, то к 1920 году изменил свое мнение — «феномен» является обманом. Возможно, одно из объяснений такой метаморфозы заключается в том, что со временем медиумические способности девушки ослабели (это вообще характерно для физических медиумов). Интересно, что к 1920 году Голихеры начали брать деньги у исследователей, чего раньше за ними не водилось.

Кроуфорд отравился и умер 30 июля 1920 года. В оставленной им записке утверждалось, что его самоубийство «не имеет ничего общего с психическими исследованиями» (он верил, что здесь ему нечего стыдиться). В письмах, написанных им незадолго до смерти, Кроуфорд жаловался на утомленность, но все же невозможно отделаться от подозрения, что его смерть каким-то образом связана с событиями в доме Голихера. Это предположение только усиливается, если связать его с утверждением Каррингтона о том, что к 1920 году семья Голихеров стала прибегать к мошенничеству.

Э.Э. Фурнье д’Альбе также заподозрил Кэтлин в обмане. Он успел познакомиться с явлением материализации во время сеансов с Мартой Беро, в честности которой не сомневался. Фурнье д’Альбе провел серию из 20 сеансов с Голихерами, во время которых, впрочем, произошло мало примечательного. В своей книге «Кружок Голихеров» (The Goligher Circle, 1922) исследователь привел достаточно много фактов негативного характера для того, чтобы бросить тень на утверждения Кроуфорда. Он оспаривал даже то, что в начале своей карьеры на поприще медиумизма Кэтлин не занималась мошенничеством.

Репутация Кроуфорда значительно пострадала в результата вердикта Фурнье д’Альбе. Усугубилось это тем, что при жизни Кроуфорд избегал общения с разного рода ассоциациями, занимавшимися психическими исследованиями, и публиковал свои материалы в спиритическом периодическом издании «Свет» (Light) и в популярных книжках, а не в «Трудах Общества психических исследований». Наверное, такое предпочтение вытекало из его склонности давать объяснения наблюдавшимся явлениям со «спиритической» точки зрения. Впрочем, если предположить что он являлся тем самым «Кроуфордом», который присутствовал на сеансах Марты Беро, то вполне возможно, что ему просто претили слишком строгие меры предосторожности против попыток мошенничества со стороны медиума. Ведь дело доходило до того, что Марта подвергалась гинекологическому осмотру перед сеансами, а после них принимала рвотные.

В отличие от многих других исследователей феномена Беро, Кроуфорд не был медиком и не предъявлял сверхжестких требований к Кэтлин Голихер для предотвращения обмана. Не пытался он также использовать и многие другие средства контроля, которые к тому времени получили довольно широкое распространение при изучении деятельности физических медиумов. Убедив себя с самого начала в подлинности происходящего, он в дальнейшем просто старался узнать как можно больше о возможностях сидящего перед ним медиума.

В серьезной научной литературе отсутствует оценка работы Кроуфорда. Тем не менее можно утверждать, что три его книги — «Реальность психических явлений» (Reality of Psychic Phenomena, 1916), «Эксперименты в научной психике» (Experiments in Psychic Science, 1919) и «Психические аспекты деятельности кружка Голихера» (The Psychic Structures of the Goligher Circle, 1921) — оказали немалое влияние на исследователей, занимавшихся вопросами человеческой психики. В частности, они подтолкнули Томаса Гленденнинга Хэмилтона к изучению физического медиумизма. Они же вдохновили Л.Р.Дж. Крэндона на образование собственного кружка и начало сеансов со столоверчением, приведших к открытию «феномена Марджери» — возможно, самого грандиозного обмана во всей истории медиумизма.

Если есть вопросы пишите КОНТАКТЫ

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показан. Обязательные для заполнения поля помечены *

*